Москва: +7 (495) 542-30-28
С.-Петербург: +7 (911) 125-17-66
Пн–пт, 9:00–19:00
Блог
28 окт 2014
Современное российское банкротство давно перестало быть просто антикризисным управлением и превратилось в специфический рынок, цели и задачи которого стоят далеко от благородной и социально-значимой задачи оздоровления экономики. В большинстве случаев признаки несостоятельности это не результат предпринимательских рисков или недобросовестной конкуренции, а результат закономерных действий…
Современное российское банкротство давно перестало быть просто антикризисным управлением и превратилось в специфический рынок, цели и задачи которого стоят далеко от благородной и социально-значимой задачи оздоровления экономики. В большинстве случаев признаки несостоятельности это не результат предпринимательских рисков или недобросовестной конкуренции, а результат закономерных действий руководства банкрота, которые осуществляя предпринимательскую деятельность, осознанно принимают решение «простить» кредиторам все, что должны. Это может быть либо налоговая, либо контрагенты, либо ресурсоснабжающие организации, если речь идет о секторе ЖКХ. Статья 10 закона о банкротстве формально исправила эту ситуацию, позволив привлекать к субсидиарной ответственности руководителей и учредителей должника, однако эта норма породила две другие проблемы: 1) отсутствие однообразной судебной практики; 2) злоупотребления со стороны недобросовестных управляющих, которые пытаются всеми силами выжать из процедуры максимальный доход, порой доходя до абсурда в своих действиях. В конце 2013 года конкурсный управляющий ООО «Севзапмолоко-Сосново» обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности и возмещению убытков Угр-вой М.И. (Ответчик) как наследницы Угр-ва А.С. - бывшего руководителя и участника ООО «Севзапмолоко-Сосново» (Должник). Указанное заявление опиралось на положения ГК РФ, по которым обязанности наследодателя могут переходить наследникам, как часть наследства, однако исковые требования предъявлены конкурсным управляющим к наследнице бывшего директора должника – Угр-вой М.И., что является нарушением ст. 1112 ГК РФ, ст. 56 ГК РФ и ст. 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Юристы ОптимАудит указали в своем отзыве на ряд обстоятельств, которые убедили суд отказать конкурсному управляющему в удовлетворении его заявления. Во-первых ответчик никогда не являлся ни участником Должника, ни его исполнительным органом, не давал никаких обязательных указаний, которые могли привести к банкротству Должника, т.е. не являлся контролирующим Должника лицом. Согласно свидетельству о праве на наследство по закону Ответчик принял в наследство денежные средства на счетах в банках, автомобиль, 1?4 доли квартиры, земельный участок При этом, Ответчик не принимал в наследство 100 % долю в уставном капитале Должника, а общая стоимость наследуемого Ответчиком имущества в 10 раз превышала стоимость унаследованного имущества. Наши специалисты указали, что в соответствии с частью 2 ст. 1112 ГК РФ в состав наследства не входят права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими законами. Пункт 4 статьи 10 Закона о банкротстве (в редакции Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ) устанавливает, что контролирующие должника лица солидарно несут субсидиарную ответственность по денежным обязательствам должника и (или) обязанностям по уплате обязательных платежей с момента приостановления расчетов с кредиторами по требованиям о возмещении вреда, причиненным имущественным правам кредиторов в результате исполнения указаний контролирующих должника лиц, или исполнения текущих обязательств при недостаточности его имущества, составляющего конкурсную массу. Пункт 3 статьи 56 ГК РФ предусматривает, что если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам. Из вышеназванных правовых норм следует, что необходимыми условиями для возложения субсидиарной ответственности по обязательствам Должника на учредителя, участника или иных лиц, которые имеют право давать обязательные для Должника указания либо имеют возможность иным образом определять его действия, являются наличие причинно-следственной связи между использованием Ответчиком своих прав и (или) возможностей в отношении Должника и действиями (бездействием) Должника, повлекшими его несостоятельность (банкротство), при обязательном наличии вины Ответчика в банкротстве должника. Субсидиарная ответственность подразумевает возложение на лицо негативных последствий имущественного характера в связи с виновными действиями, совершенными именно этим лицом. Следовательно, такого рода последствия не могут быть возложены на иное лицо, которое не совершало виновных действий и не может за них отвечать как собственным, так и унаследованным имуществом. Обязанность бывшего директора и участника Должника Угр-ва А.С. нести субсидиарную ответственность по отношению к кредиторам Должника, прекратилась в связи со смертью и не могла быть возложена на наследника. Кроме того, у самого Угр-ва А.С. при жизни обязанность в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам Должника в какой-либо определенной сумме судом не была установлена. На день открытия наследства такого обязательства у наследодателя не было. В итоге нам удалось убедить суд, что конкурсный управляющий не доказал наличия вины Ответчика в банкротстве Должника, не указал, какие именно действия (бездействия) Ответчика привели к банкротству Должника, не обосновал наличие причинно-следственной между действиями (бездействиями) Ответчика и банкротством Должника.
27 дек 2013

Мы хотим поделиться ситуацией, которая часто возникает в практике наших заказчиков при проведении выездной налоговой проверки.

Инспектор несколько раз приезжает на территорию налогоплательщика, а затем направляет налогоплательщику требование предоставить копии документов, например, по всем договорам с контрагентами за довольно длительный период.

Очень часто получается так, что…

Мы хотим поделиться ситуацией, которая часто возникает в практике наших заказчиков при проведении выездной налоговой проверки.

Инспектор несколько раз приезжает на территорию налогоплательщика, а затем направляет налогоплательщику требование предоставить копии документов, например, по всем договорам с контрагентами за довольно длительный период.

Очень часто получается так, что требуемые документы по объёму составляют кубометры и тонны. Предоставить их в полном объёме невозможно, как правило, физически. Однако, у налогового органа есть полное право требовать необходимые ему документы и налогоплательщик обязан их предоставлять.

У нас есть отработанная тактика поведения, которую мы предлагаем своим заказчикам в таких ситуациях. Но, прежде, чем раскрыть её, мы предлагаем читателям поделиться в комментариях своим опытом и соображениями, как выйти из подобной ситуации.